Борщеводы

Из заметок заслуженного этнографа Партии Шорохова А.С.

Борщеводы (борщеманты, борщевики, староверы) – одна из множества фракций, обитающих на просторах Гигахруща. Одним они известны как отравители, похитители детей и наркоторговцы, другим – как знахари, травники и носители уникальной культуры. Кто же они на самом деле? Ответ на этот вопрос зависит от того с какой конкретной общиной в конкретный момент времени конкретно вы имели дело. В зависимости от множества факторов община борщеводов может представлять как деградировавшее дикое племя, так и развитую, пусть и несколько замкнутую культуру.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ

Многие аспекты этой культуры восходят напрямую к происхождению первых общин борщемантов. В неизвестный момент, когда люди впервые столкнулись с зарослями борщевика, люди еще не знали о его опасных свойствах. Ничего не подозревающие граждане возвращались в родные блоки измазанные фототоксичным соком, попадали под излучение ламп – а на следующее утро просыпались изуродованными. Испуганные соседи принимали химические шрамы и ожоги за признак мутаций и несчастных ждала смерть или, при большой доле везения, изгнание на пустынные этажи.Большинство изгнанников, разумеется, погибали. Немногочисленные выжившие пополняли ряды сектантов или бандитов, и лишь ничтожно малому проценту удавалось закрепиться на поросших борщевиком этажах. Сплоченные общей бедой и ненавистью к предавшим их соседям, они организовали первые общины.

Эксперты расходятся во мнениях, почему в этих сообществах стало практиковаться почитание борщевика, ведь именно он являлся причиной столь незавидного положения. Кто-то считает, что всему виной слабоизученные наркотические свойства сока и пыльцы, вызывающие глубокую привязанность, кто-то полагает, что поклонение было необходимо для поддержания идентичности и единства: в культуре борщеводов широко распространен мотив страданий и жертвенности, так что решение сделать сакральным символом их первопричину было более чем логичным, а кто-то указывает на очевидный факт зависимости от этого растения хозяйства общин. Как бы то ни было, хотя борщеводы и не являются угрозой подобной сектантам или предателям, официальное руководство не одобряет контакт граждан с общинами – что, однако, не мешает расцвету подпольной торговли.

КУЛЬТУРА И БЫТ

Как и у всех человеческих объединений, уровень технического и культурного развития общин борщеводов широко варьируется, от деградировавших дикарей, до развитых, хоть и несколько замкнутых коммун. Как бы то ни было, основные культурные особенности едины для всех. Почитание растений – растениеводство является основой хозяйства староверов, что приводит к образованию вокруг растений целого культа. Растения украшают жилища, связанные с травничеством термины используются для бытовых обозначений (цветение – цикл, молодость; прививка – прием в клан новых членов, приращения; гумус – уважительное обращение к погибшим), особо развитые общины – или же наоборот, наиболее дикие, – практикуют гибридизацию людей и некоторых паразитических растений.
Культ жертвенности. Еще одним религиозным аспектом общества борщеводов является почитание страданий и увечий. В сказаниях старейшин часто встречается мотив самопожертвования ради общего блага или очищение через боль, широко распространено ритуальное шрамирование фототоксином и кислотами. Подобные элементы, как считают культурологи, вероятно восходят к самому зарождению борщеводов как культуры.
Замкнутость. общины борщеводов практикуют политику изоляционизма. С чужаками охотно ведут торговлю, однако посещение родных этажей запрещены. Из-за подобной политики не редки близкородственные браки, со всеми вытекающими последствиями. Осознавая угрозу вырождения, борщеводы нередко похищают детей – или приобретают в обмен на свои услуги – а иногда допускают к вхождению в семью и взрослых, однако требуя прохождения чрезвычайно болезненной инициации. Подобная ксенофобия обусловлена ненавистью первых борщеводов к предавшей их Партии и передается из поколения в поколение.
Хозяйство борщеводов целиком и полностью завязано на растениеводстве. Методом проб и ошибок, а так же используя древние трактаты рода реликт по “садоводству”, они научились выращивать культуры не только известные широкой общественности, но и такую экзотику как “редис”, “огурцы” или “помидоры”. Растения применяются не только в пищу, но и для создания лекарств, наркотиков и ядов. Плоды народного хозяйства идут на обмен и используются в быту, например для лечения болезней или оборону поселения.
Наиболее развитые общины способны проводить направленную селекцию для выведения новых видов растений или изменять собственную физиологию в каких-либо целях. Подобная деятельность была бы невозможна, без скурпулезного сбора и хранения информации, и борщеводы это отлично понимают. Представители общин ведут летописи, записывают рецепты и знания на протяжении всего существования общины. Когда коммуна погибает – а это, рано или поздно, ждет любое человеческое поселение – оставшиеся в живых ее члены стремятся спасти накопленное, неизбежно теряя большую часть. Новой общине приходится начинать процесс сначала, опираясь на сохранившиеся записи и устные предания. Все это приводит к тому, что найти две одинаковых общины практически невозможно.

БОРЩЕВОДЫ И ПАРТИЯ

Официальное руководство, как было сказано выше, не одобряет контакты с борщеводами, да и сами староверы не слишком стремятся к контакту. Тем не менее, общины зависимы от высокотехнологичной продукции или квалифицированной технической помощи, для ремонта гермозатворов и поддержания в рабочем состоянии энергосети и водопровода. В свою очередь обычным гражданам тоже бывают необходимы услуги борщеводов – только у них можно добыть натуральную, богатую витаминами, пищу и относительно доступную медицинскую помощь.
Лидеры блоков зачастую испытывают пристрастие к поставляемым наркотическим средствам, попадая в зависимость от услуг староверов. Зачастую находятся и недовольные или особо идейные подобных раскладом граждане – специально для таких случаев борщеводы и держат широкий арсенал ядов и токсинов.
*        *       *
-Сергеич, ну что, как там твоя дочь? Выздоровела уже?
-Да, всё хорошо, уже вон, матери помогает.
-Ого, а как вы так быстро её на ноги то поставили?
-Пойди сюда, поближе.
-Ну что, зачем конспирация такая?
-В паре этажей под нами в одном блоке есть поселение борщеводов, сам знаешь, Партия не одобряет контактов с такими, так вот, Семеныч из соседнего блока, друг мой, купил у них для тещи лекарства и продукты, столько купил, что вот уже второй семисменок с семьей концентрат не ест.
-Ого, надо будет и нам купить!
-Тихо ты, дай договорить, помнишь, парнишка у Семеныча был, всё время с моей дочерью играл?
-Да, конечно помню.
-За все лекарства и продукты они его им отдали…
-Твою ж!
-Тихо ты! Только ликвидация закончилась, ОГБник еще услышит какой!
-А ты что им за лекарство отдал?
-Проговоришься – убью. Помнишь Петьку, племяшку моего?
-Конечно помню. А где он? Я его, наверное, целый график не видел.
-Жизнь дочери я на Петькину душу купил. Отдал им его.
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments