Первый

Динамик на истёртом боку рации резко щёлкнул, вызвав полный неодобрения взгляд Трубова. Сквозь треск и шипение послышался искажённый голос Лядского:
– … по коридору, четыреста метров. Двери только по одну сторону, заперты или заблокированы. Видимость очень плохая, но мы нашли точку питания, установили фонари. Продол…- рация разразилась треском, оборвав часть передачи. Трубов машинально проверил соединение, но кабель сидел плотно. Поставив рацию на приём, ликвидатор протёр левую линзу своего гп-5. Чуть поодаль, у самого входа в шахту лифта, техники раскручивали огромную катушку бронированного шланга, конец которого скрывался в темноте. Вторая катушка была почти пуста, связка из нескольких кабелей, длиной в двести метров. Техник рядом с ней периодически посматривал на приборную панель с массой светящихся табло.
– Напряжение в пределах нормы. Генератор пока придержим, но периодически надо заводить, чтобы не остыл.
– За каждый литр горючки отчитаетесь.- Трубов пожал плечами. Его задача была охранять группу, на этом этаже не было постов охраны. Освещение было только в главном тоннеле, дверные проёмы оставались темными. Два бойца из отряда лейтенанта Трубова, вооружённые огнемётами, внимательно смотрели по сторонам. Техники старались не обращать на них внимания.
Снова заговорила рация.
-…десь ворота, видны следы …герметизации. Установленный прожектор справляется отлично. Надпись на двери ЖВ№ 1К, ЛБЕ, подуровень. Вед… запись.
– Подтверждаю, здесь всё фиксируется. Ещё карманов не нашли? – Утилизатор в зелёном ОЗК щёлкнул клавишей микрофона.
– Никак нет, пока ничего. Устроили перевалочный пункт в техпомещении. Потолок высокий, как раз…- Резкий электронный взвизг вклинился в запись.- Должно хватить.
Трубов взял микрофон, почти потерявшийся в его ладони.
– Найдите карту, или точку нейронет-доступа.
Через шипение пробился голос главного разведчика, заглушённый и прерывающийся.
– Постараемся. Первая группа… вернётся к вам… час.
– Принял. Будьте бдительны.
Трубов отдал микрофон утилизатору. Тот ловко сложил провод, повесил микрофон в зажим, сбоку на корпусе рации. Жёлтый свет переносной лампы, над входом в шахту, немного потускнел. Утилизаторы переглянулись.
– Падает до получетверти. Приготовлю генератор.
Ликвидатор с огнемётом мигнул свисающим с плеча фонарём, яркий синеватый блик скользнул по блестящим от сырости стенам тоннеля. Генератор чихнул несколько раз и монотонно заурчал.
-…наружили крупный тоннель! На полу непонятные детали, направляющие…
Второй боец вздрогнул и покосившись на рацию, невнятно выругался в противогаз. Рация тем временем вещала голосом Лядского.
– Тянется на несколько сот метров в глубину блока. Похоже здесь проводили реконструкцию…
Один из техников выругался. На вопросительный взгляд Трубова ответил.
-А у нас просадки пола, двенадцать смен назад. Ещё до неприятностей с водоснабжением. Когда минус первый технический этаж подтопило. Связи с минусовым подуровнем не было уже десять циклов. Зачем они начали реконструкцию?
Лейтенант сжал и разжал кулак, тихо скрипнула толстая резина перчатки. Реконструкция. Перепланировка блока, в ходе которой демонтировались стены, переносились и расширялись дверные проёмы. Появлялись большие помещения. Такое мероприятие было трудоёмким и опасным. Всё решала скорость работ. Без согласования с председателем уровня проводить такое было запрещено.
-…металлический бокс, продолговатой формы. Был герметичен, размеры впечатляющие, метров двадцать в длину. Металл местами заржавел, передвижные части тоже. Впереди… дна …хожее на двигатель.
Помехи полностью заглушили окончание фразы. Бухта кабеля, намотанная на катушку, начала медленными рывками раскручиваться. Стоящая рядом катушка с бронешлангом осталась неподвижной. Утилизаторы переместились к рации. Старший утилизатор Столярев зачастил в микрофон:
– Разведгруппа, доложить обстановку, разведгруппа, доложить обстановку. Почему разматываете силовую линию, разведгру…
Его перебил низкий рокочущий треск, донёсшийся из динамиков. Чертыхнувшись, он продолжил вызывать. Подчиняясь отмашке Трубова, боец с огнемётом встал ближе к шахте, нацелив на неё оружие. Лейтенант потребовал:
– Немедленно восстановите связь!
– Делаю всё возможное. – Безэмоциональным тоном ответил Столярев, медленно вращающий верньер настройки. – Сквозь местный бетон даже проводная связь часто даёт сбои, видимо, от него какой-то фон. Гриша, сколько метров силовой осталось?
– Двенадцать, и продолжает разматываться.
– Стопори! Только плавно. Чем они там занимаются. – В голосе старшего утилизатора слышалось беспокойство.
– Может передать “общий возврат”?
– Рано. Цель ещё не достигнута. Нужно установить полный объём реконструкции.
Гулкий булькающий звук, эхом отдающийся от стен шахты, на мгновение перебил даже рокот генератора. Лампы коридорного освещения моргнули и погасли. Отряд лейтенанта поспешно включил фонари. Утилизаторы подключали лампы на треножниках.
– Разведгруппа! Доложить обстановку!
– …туман. Ржавый туман повсюду. Видимость почти нулевая. Первая группа уже вернулась?
Столярев посмотрел на часы.
– Нет! Группа не вернулась, связи с ними нет! Ждём.
– …мы. Оста… Два! Возвращаемся! Жди…
Булькающие звуки из шахты доносились почти непрерывно. Снизу пробился мерцающий свет диодного фонаря. Силовая линия подёргивалась.
-ЛК первый, отойти на дистанцию карантина! Всем отойти!
Ликвидаторы взяли на прицел вход в шахту. Прихваченная к стенкам лебёдка зашуршала моторчиком, поднимая наверх платформу с распластавшимся на ней разведчиком, в герметичном костюме защиты. В свете ликвидаторских фонарей его зелёная поверхность выглядела металлической.
– Все назад!
– Лейтенант, это…
– Молчать! Вы без глаз, что ли? – Трубов сжал рукоятку табельного пистолета, до хруста в костяшках пальцев. – Целостность его ОЗК нарушена!
– Васильев! Серёга, отвечай! Лейтенант, он ранен! Серёга!
– Никому не приближаться! Васильев, приказываю ответить!
Отпустив силовую линию, разведчик на платформе переложил обмотанную массой промокших бинтов ногу, и отрывисто произнёс:
– Группа была атакована. Я укушен. Что-то быстрое. Тёмное, не разглядеть.- он резко выдохнул через фильтр, подняв облачко мелкой водяной взвеси.
Столярев выругался. Сжав кулаки посмотрел на Трубова.
– Я дам ему свою аптечку! С манипулятора!
Лейтенант кивнул. Утилизатор, тут же отцепив аптечку с пояса, зажал её в манипулятор на длинном древке, и передал коробку разведчику.
– Серёга! Только не отрубайся! Где остальные из группы?!
Разведчик отбросил использованный шприц-тюбик, и выдохнув оставшуюся воду из фильтра, хрипло пробормотал:
– Нет. Я первым шёл. Остался только я.
– А что с основной группой? Борис цел?
Шприц-тюбик тихо плеснул далеко внизу.
– Основная заблокирована в каком-то странном передвижном цеху.- Васильев поморщился. – Там, двери с двух сторон, герметичные, но деформированы. Воздух там есть, электричество тоже было. Моих утащили. Игоря утащили…
– Признаки заражения!- Требовательно вклинился Трубов. – Что по датчику Кранца-Тобольского?
– В кармане воздух в пределах зелёной зоны. – Разведчик, перетягивая ногу жгутом, заскрипел зубами. – Вода чистая, хоть пей. Под потолок воды, впритык. Ржавый туман поднялся, когда распечатали гермоворота…
– Кто дал разрешение?
– Лядский. Объём реконструкции был в той стороне, как раз под нашими генераторными уровнями. Дайте на пол слезть, как людей вас прошу!
– Всем отойти! Васильев, ты под прицелом!
Чертыхаясь, разведчик подтянул платформу к краю, и переполз на мокрый бетонный пол. Выпавший из аптечки блистер с таблетками булькнул в шахте. Выглянув вниз, Васильев прерывающимся голосом сообщил:
– Уровень воды поднимается!- Отодвинувшись подальше от края и привалившись к стене, разведчик медленно протянул руку к ближайшему бойцу.- Снимите показания, пока я не отрубился!
Коротко обернувшись, и дождавшись утвердительного кивка лейтенанта, огнемётчик прикоснулся к ноге раненого анализатором на длинном щупе. Коробочка на его основании коротко пискнула, мигнув синим глазком.
– В пределах нормы. Жуткий укус. – Боец обернулся к Столяреву. – СДАТ. По протоколу обязательно…
– Я в курсе, товарищ. Серёга, без сбруи никак. Я сам понесу пульт.
– Не первый день на службе. Бросай сюда. – И, поймав связку соединённых в сложную, систему дистанционно активируемых термозарядов, Васильев принялся навьючивать её на себя. – Гриша. Смастерите мне костыль. Не думаю, что кто-то захочет меня, одетого в сбрую, на руках нести…
Рация выдавала сплошной грохот помех, в котором едва угадывались отдельные звуки человеческой речи. Внизу шахты клокотало. Лейтенант ликвидаторов мрачно посмотрел на старшего техника.
– Связи нет. Есть опасность биозаражения. Макротип.
– Там полное затопление. Особи вряд ли… – Столярев осёкся и вздохнул. – Варим. Гриша, готовь аппарат.
– Михаил Дмитриевич, но там же вторая группа!
Техник переводил взгляд с лейтенанта на Столярева.
– Терентьев, это приказ. – И чуть тише добавил. – Постараемся наладить связь через нейронет. Если М-зараза не доберётся… Они справятся. Шахту необходимо заварить. И герметично, если затопление поднимется выше этого уровня. Мы вернёмся за ними. Постараемся вернуться.
В сыром тоннеле висела пелена синего дыма, остывающие сварные швы в темноте светились багровым. Запакованные приборы стояли у стены. Катушка с бронешлангом отбрасывала на мокрую стену уродливую тень. Впускной фильтр, часть катушки, издавал тонкое шипение, мощности сети не хватало для полноценной работы.
Васильев стоял привалившись к стене, через широкое стекло его защитного шлема было видно, насколько он бледен. На его повязке проступили расплывчатые красные пятна. Столярев с помощником прилаживали выход силовой линии к распределительному щитку. Генератор молчал, на пол медленно капало густое, чёрное масло.
– Идём. Построение – отход! – Лейтенант махнул бойцам.- Дистанция пять метров. ЛК-два, замыкающим.
Вереница сгорбленных фигур двинулась в сторону выхода. Утилизаторы катили поскрипывающую тележку с оставшимся оборудованием. Замыкающий то и дело поглядывал в сторону тупика. Под его сапогом хрустнул маленький блестящий обломок. Ликвидатор выкрошил его из подошвы, ударив носком сапога об пол. Треугольный, с острыми зазубренными краями, кусочек глухо звякнул, ударившись о запечатанный вход в лифтовую. В тоннеле стало темно. Вскоре стихли и шаги.
Группа поднималась с нижнего уровня, преодолевая длинные технические коридоры, и узкие лестничные клетки. Идущий в центре Васильев тяжело дышал. Трубов, шедший первым, то и дело оглядывался, фонарь в его руке нацеливался на углы и тёмные закоулки. Под ногами бликовали широкие, но неглубокие лужи. На стенах маслянисто блестела чёрная плесень. Столярев сделал быстрый анализ, прибор в его руках заморгал индикаторами, стрелка на шкале сместилась. Помощник старшего утилизатора вопросительно посмотрел на напарника.
– Ничего нового. Всё та же пакость. Потребляет кислород, выделяет углекислый газ и от трёх до семи едких примесей.
– Вот только когда в этом дерьме весь блок, становится нечем дышать.- Буркнул один из бойцов ЛК.- Надеюсь, наверху её уже пожгли всю. Говорят ещё, УФ-лампа хорошо справляется.
– У нас всего пять таких ламп на весь центр.- Столярев устало вздохнул.- Если бы, да кабы…
В голове колонны раздался резкий скрежет отворяющейся гермодвери. Затем послышался командирский голос Трубова, что-то выговаривающего дежурным. Группа собралась у гермоворот на магистральную лестницу, обмотанный СДАТ разведчик встал в стороне.
– Оборудование для сварки оставить здесь. Подойдут техники, для усиления дежурного поста.
Боец в мятой шинели коротко кивал каждой фразе лейтенанта. Его напарник докладывал в терминал нейронета, встроенный в стену.
– Шлюзовая готова, можете проходить.
Гулкий металлический удар отъехавшей гермодвери заставил младшего утилизатора Семёнова вздрогнуть. Группа вошла в шлюзовую, металлическую комнату, смонтированную на входе в обжитые уровни.
Зашипели разбрызгивающие дезинфектант распылители, с пола поднялся белесый пар. Спустя несколько минут обработки, над выходом из камеры загорелась синяя лампочка, и лейтенант толкнув дверь, вышел в коридор технического блока ГС-8-2У-2Э, о чём извещала прикрепленная к стене табличка. Трубов снял с головы мокрый от дезинфектанта берет и аккуратно выжав его, сложил и запихнул под погон шинели. Потянув, снял противогаз, и досадливо поморщился – запах гари заглушал, казалось, даже резкую химическую вонь дизраствора. Утилизаторы тоже снимали противогазы, но оставляли их на макушке. Трубов усмехнулся уголком рта. Пошатывающийся Васильев сделал себе несколько инъекций обезболивающего. Казалось, он был белее стены, к которой привалился. Столярев подошёл к ликвидатору.
– Товарищ лейтенант! Артём Евгеньевич! Он не дойдёт! Я понесу его сам. СДАТ…
– Я запрещаю.- Категорически махнул рукой Трубов, и чуть помедлив добавил,- Не вы. Он.- Палец в резиновой перчатке указал на Семёнова. Младший техник коротко кивнул, и подошёл к разведчику, вполголоса что-то ему втолковывая. Тот судорожно кивал.
– Михаил Дмитриевич, ваш уровень квалификации не позволяет вами рисковать.- Отвернувшись, бросил через плечо ликвидатор.- Идём, нужно попасть в филиал НИИ, как можно скорее. Семёнов! Не отставайте. Бойцы – охранное построение!
Навстречу группе, то и дело попадались утилизаторы с лопатами и “граблями”, липкими от сажи, приставшей из-за вырабатываемого ими статического электричества. Пахло гарью, дезинфектантом и разогретой изоляцией. Миновав несколько этажей, группа вышла к расширителю, небольшой площадке, из нескольких снесенных комнат. В одной из стен, облепленной плакатами, был проход на территорию НИИ. Навстречу уже спешили техники в своих обычных синих халатах…
Грея в ладонях большую металлическую кружку с ароматизированным сладким раствором, лейтенант слушал доклад Столярева. В зале для собраний было немноголюдно, стучали по клавишам внешнего модуля нейронета двое техников, с термосом стоял Семёнов, только что вернувшийся из лазарета. Старший по технической части Борщагов, нервно крутил в руке химический карандаш.
– Затопление, таким образом, затронуло весь нижний блок, из-за реконструкции обрушилось несколько перекрытий.
– Миша, давай подведём итоги.- Борщагов хлопнул ладонью по столу. – Поправь меня, если я ошибусь. Первое – под генераторным отсеком у нас чёрти-какой глубины пропасть, наполненная кристально чистой водой. Второе – мы в скором времени в эту пропасть ухнем всем блоком. И наконец третье – макроугроза. Это меня беспокоит больше всего. У нас нет средств, чтобы вести бои под водой. Васильеву едва удалось сохранить ногу, я видел снимки укуса. Далее, группа старшего утилизатора Лядского заварена в затопленном блоке…
– Они выходили на связь десять минут назад, но сообщения приходят с опозданием. Видимо, их точка доступа повреждена. Забаррикадировались в каком-то гигантском контейнере, воздух есть, электричество тоже. Нет только пайков.- Сказал один из техников, не отрывая взгляда от монитора.- Извините.
– Наши сообщения до них доходят?- Взволнованно спросил Столярев.
– Ответа на отправленные ещё не было, может задержка сигнала.- Оператор модуля виновато пожал плечами.- Делаем, что в наших силах…
– Так.- Лица присутствующих обратились к лейтенанту.- У меня полно дел, доклад предоставите через смену.
Трубов встал и выйдя из зала, направился в сторону кабинетов Управблока, но на полпути его остановил нарастающий гул тревожной сирены оповещения. Техники в коридоре позади спешно отключали внешний модуль. Механический голос дежурного диктора вырываясь из громкоговорителей, перекрывал сирену:
– Самосбор! Внимание, всем жителям! Объявлен Самосбор! Всем сотрудникам с документами и предметами первой необходимости проследовать к ближайшему убежищу! Тем, кто находится в жилых ячейках, приказано закрыть гермодвери и ждать сигнала отмены! Внимание! Объявлен Самосбор! Действуйте организованно! Паникёры будут ликвидированы! Внимание…
Пол задрожал от топота множества ног. Трубов выбежал в расширитель, навстречу ему быстрым шагом подошли несколько утилизаторов в рабочей одежде, и четверо гражданских с нашивками отдела обслуживания электросетей. Лейтенант указал им в сторону входа в убежище, при НИИ.
Расстегнув кобуру он встал в центре расширителя, направляя бегущих в расширитель людей, высматривая нарушителей, но на лицах бегущих была написана только безмерная усталость.
Через пять минут, лейтенант Трубов скрылся за толстой дверью институтского убежища, уже набитого людьми. Запечатав за собой гермозатвор, он отступил на шаг, не сводя с двери напряжённого взгляда. К вою сирены добавился нарастающий трещащий шум, словно всё убежище очутилось в динамике гигантской неисправной рации. Треск становился всё громче и громче, и вскоре казалось, что всё помещение вибрирует, как стенки механического будильника. Некоторые опустились на пол, там где стояли, зажав уши руками. Ликвидатор повернулся спиной к двери, и положив руку на оружие наблюдал за толпой.
От грохота стучали даже плотно сжатые зубы, в свете аварийных ламп лицо Трубова казалось вырезанным из металла. Вибрация пробирала до самых костей, от неё рябило в глазах, на периферии зрения появился разноцветный шум. Наступившая десятком минут позже, внезапная тишина, облепила всех, как горячий ком мокрой ваты. Грохот перешёл в диапазон, недоступный человеческому восприятию, и люди в убежище зашевелились. Кто-то жестами показывал соседу на часы, удерживая его за рукав. От покрывшейся изморозью гермодвери тянуло стылым холодом. По полу, мимо сапог ликвидатора медленно и беззвучно катилась металлическая банка из под концентрата. Сморгнув, Трубов проследил за ней взглядом, пока она не скрылась в толпе. Он ощутил странный дискомфорт, помещение казалось перекошенным, тени покачивались. Аварийная лампа слепила глаза. Ликвидатор подавил краткий приступ дурноты.
После сигнала отмены, из громкоговорителя в стене убежища донёсся прерывающийся голос Борщагова.
– Внимание. Дожидайтесь сигнала от Ликвидаторского Корпуса. Не покидайте убежищ и своих ячеек! Внимание…
Набрав на электронной панели возле гермозатвора специальный код, лейтенант подошёл к переговорному устройству, вмурованному в стену, и нажал кнопку вызова.
– Борщагов! Говорит лейтенант ликвидаторского корпуса Трубов. Доложить обстановку!
Динамик захрипел и чуть погодя донеслось.
– Товарищ лейтенант, обстановка неутешительная. Множественные разрушения. Разведчик доложил, что блок наклонился на четыре градуса. Весь блок, целиком. Все внешние коммуникации уничтожены или сильно повреждены…
Трубов выругался.
-…кже электросети и трубопроводы. Коридоры заполнены щебнем и песком, идеальной сферической формы. Судя по первичным данным, размеры коридоров увеличились на несколько сантиметров. Опасных биологических форм не обнаружено. У вас есть фонарь? Ваше присутствие необходимо в центре!
– Я в третьем убежище при НИИ. Буду у вас скоро.
Трубова обрадовало то, что дверь открылась без проблем. Скомандовав сидящим в убежище дожидаться сигнала, лейтенант вышел наружу, заперев за собой гермозатвор. Луч фонаря выхватывал из чернильной тьмы коридора разноцветный песок, волнами устилающий пол. Стены и потолок были мелко выщерблены и поблёскивали инеем. Ни единого следа присутствия человека на этаже не осталось. Свет фонаря отразился от двери в убежище, блестящей бугристым полированным металлом. Такой же блеск был и у песка рядом с ней. Трубов пошевелил его носком сапога.
Вдали в коридоре мелькнул свет фонаря. Держа руку на оружии, лейтенант пошёл на свет, увязая сапогами в песке. Навстречу ему двигался человек в полном комплекте защиты, увешанный аппаратурой, датчиками, манипуляторами и щупами. Его голос глухо прозвучал через жёсткий шлем костюма:
– Сержант-разведчик Поликарпов! Мне приказано проводить вас в центр, товарищ лейтенант.
Лейтенант кивнул. Разведчик гулко кашлянул в шлеме.
– Мы потеряли нижний уровень. Кажется, все нижние уровни.
Загребая тяжёлыми сапогами странный песок, он шёл вперёд, выдвинув над головой лампу на длинной штанге.
– Генераторная затоплена. Вы вовремя выбрались. Номер два говорит, тоннель пошёл под уклон, там до половины замёрзшая вода. Все незащищённые места засыпаны песком. Это всё наше оборудование, проклятый самосбор всё уничтожил.
Трубов поморщился. Проходя мимо дверей, блестящих содранным металлом, он замечал цветные пятна на песке. Конкретно это видимо, было коммутационным узлом.
– Будем переселяться, товарищ старший ликвидатор?
Лейтенант протёр левый окуляр противогаза, и пристально посмотрел на разведчика.
– Выбора у нас нет, сержант. Да и не было никогда. Идём!

***

Чёрные стены с провалами правильной формы, образовывали гигантский зал, части архитектуры которого терялись во тьме. Симметричные выступы образовывали на потолке сложный узор, спускаясь иногда до самого пола. В центре, на небольшом возвышении, виднелся слабо отсвечивающий силуэт, словно одетый в покрытый люминофором костюм. Стоящий вздрогнул, когда по стенам и потолку зала прошла мелкая, острая рябь, на мгновение исказившая детали помещения. Издали послышались слабые возгласы. Силуэт на постаменте развернулся и его голос отдался эхом по залу:
-Кто там? Я вас вижу. Идите сюда! На мой голос!
Человек на постаменте начал мерно считать вслух. Вскоре с разных концов зала приблизились ещё несколько силуэтов. Один из них, едва заметный, шёл, водя перед собой широко расставленными руками, и аккуратно переставляя ноги.
-Ноэр Ильич, это вы? Здесь довольно темно.
-Кто говорит? Ответьте, Я Асов, Константин Асов, старший инженер!
-Я Хмелев…
Силуэты подняли гвалт, перебивая друг друга и перемещаясь около постамента.
-Тихо, товарищи!- фигура на постаменте подняла руку.- Без паники. Я Ноэр Гравин, профессор…
-Почему так темно? Где мы, я не узнаю цеха!- Низкорослый силуэт перебил говорившего.
-Михаил Петрович, спокойно. Я как раз собираюсь в этом разобраться. Последнее что вы помните? Только прошу вас, по-порядку.
-Был конец смены, я находился в комнате управления, настраивал новый сборочный агрегат.- Голос Асова слегка искажался.- После, решил перепроверить несколько проблемных схем, через модуль-два…
-Я тоже пользовался модулем!- Снова встрял низкорослый.- Своим. Были неисправности в отладке конвейера.
Ноэр Ильич укоризненно посмотрел на Хмелева. Фигура рядом с ним взмахнула руками.
-Что такое?- Профессор повернулся.
-Да модуль-два! Проводил диагностику сети, на предмет утечки энергии.
-Вы тоже использовали модуль! Это уже что-то.
-Чёртовы модули!- Хмелев стукнул кулаком по ладони.
-Профессор, почему вас хорошо видно, а мы словно…
-Тусклые.- Говоривший вышел вперёд.- Я Серов, Андрей. Техник-электрик.
Гравин присел на край постамента, положив руки на колени. Беззвучно кашлянув, он продолжил:
-Я, как и вы, пользовался вторым модулем. Но в составе полной комплектации. Исследовательский эксперимент.
-Это… Из-за него?-Асов, прищурившись, обвёл взглядом помещение.- Такой результат?
-Нет, не думаю. Даже самая полная комплектация неспособна дать такой мощный эффект присутствия.
-Тогда в чём дело? И всё таки.- Серов крутнул головой, сложил руки в замок.- Где мы?
-Я знаю не больше вашего, товарищ. Но, все мои выводы указывают на то, что мы ещё в сети.
-Невозможно! Через простой второй модуль? Это же просто шлемофон с экраном! Это антинаучно…
-Михаил Петрович, боюсь, у меня нет ответа. Однако, все мы здесь люди образованные. Если есть выход, мы его найдём. Предлагаю осмотрительно исследовать помещение.
-Есть проблема, профессор.- Хмелев развёл руками.- Я очень плохо вижу, вокруг всё словно в дыму.
-У всех так?- Гравин обвёл взглядом присутствующих. Фигуры согласно закивали головами.-Да. Незадача. На какое расстояние вы видите?
Выслушав ответы, профессор утвердительно кивнул.
-Ясно. Значит действуйте не спеша. Помните – главное сейчас, это безопасность.
-А вы?
-И я тоже поищу. Начнём с ближайших коридоров. Если сможете помечать путь, обязательно делайте это. Встречаемся здесь, у постамента.
В крохотной комнатушке был только квадратный лаз под потолком, да странные геометрические узоры на стенах. Когда из глубины лаза послышалась человеческая речь, сидящий посреди комнатки встрепенулся, и подскочив, едва не ударился головой в потолок. Собрав и рассовав по карманам одежды множество причудливых механизмов, рассыпавшихся по полу комнаты, он подпрыгнул, и подтянувшись к лазу заорал в него что есть силы.
-Сюда! На помощь!
Шедшие недлинным коридором, Асов и Серов переглянулись.
-Оттуда. Точно.- Электрик указал на темнеющее отверстие у самого пола, из которого пробивалось едва заметное свечение.
-Кто там? Эй! Не уходите! Я сейчас!- Человек с трудом заполз в тесный проход, и заработав локтями, двинулся вперёд.
-Мы здесь, никуда не уходим. Товарищ, кто вы?- Серов наклонился к отверстию.- Если вы застряли, мы вас вытащим!
-Юрий меня зовут, из второго блока. Я пока пролезаю, здесь пусто. Тоннель довольно длинный, со множеством развилок. Я боялся заблудиться, хорошо что сейчас вижу свечение с вашей стороны!
Через некоторое время из проёма показались шарящие по полу руки, за которые Серов с инженером вытащили Юрия в коридор.
-Ух ты, а он почти как проф!- Отметил электрик.- Парень, ты случаем не проводил никаких экспериментов?
-Какие в жилблоках эксперименты, о чём вы?- Юрий потупился.-Разумеется нет.
-Надо возвращаться.- Асов нахмурился.- Чем дальше мы заходим в тоннель, тем темнее вокруг. Это не к добру.
Юрий вынул из кармана комок совмещённых между собой странных деталей, и повертев его в руках пробормотал:
-Сейчас-сейчас. Если я прав, должно получиться.
Устройство в его руках размеренно загудело, и стены коридора на краткий миг осветились мягким белым светом. По узорам на стенах пробежали крохотные искры.
-Эх. Длительности маловато, хотя, а чего ещё ожидать было.
-Что это?- Серов разглядывал странный прибор.- На фонарь не очень похоже.
-Это будет сложно объяснить. Давайте лучше уйдём из коридора. Откуда вы пришли?
-Я, с остальными, очнулся там.- Инженер указал рукой в противоположную от лаза сторону.- Идёмте, нужно поговорить с профессором.
Вернувшись, они застали Гравина стоящи перед парящей в воздухе пластиной, на которой, периодически прерываясь помехами появлялось изображение механизированного сборочного цеха, в разных ракурсах. Исходящее от пластины шипение помех заполняло зал. Заметив вошедших, Ноэр призывно помахал рукой.
-Сюда, товарищи! Есть новости.
Обходя проёмы в полу, группа подошла к профессору. Инженер вывел вперед человека, найденного в тоннеле.
-Вот, пополнение.
-Ноэр Ильич, это правда вы! Я Юрий. Юрий Зерман. Я к вам на курсы ходил.
-Что ж, прекрасно, юноша. И вдвойне прекрасно, что вы, похоже, сами разобрались в ситуации. Ведь так? Я вижу это по взгляду.
Зерман восхищённо проговорил:
-Мы внутри сервера? В самом пространстве? Я думаю да.
-Увы.-Профессор кивнул.-И выбраться нам, судя по новым данным, будет нелегко.
-Проф, что с Михаилом? Он ещё не вернулся?
-Я здесь, внизу!- Недовольный голос техника раздался из ниши под экраном.- Настраиваю тут, как Ильич сказал. Вродь просто, но нужно следить.
Инженер внимательно рассматривал экран. Изображённый на нём цех был ему прекрасно знаком. Сборочная линия КЦ-ОШ-Э6-11Г, Восемьдесят четыре дробь шестнадцать. Часть электроламп, на высоком потолке перегорела, ещё когда он был помощником. Станки с автоманипуляторами, гордость их ремблока, стояли в неподвижности, на верстаках лежали аккуратно сложенные инструменты. На одном из кадров мелькнула человеческая фигура, неторопливо ковыляющая между стеллажами с деталями.
-Кто это?- Взволнованно воскликнул Серов.
-Похож на Петра Карлова, это один из дежурных после отбоя. Сторож.- Не отрывая взгляд от экрана сообщил Асов.- Сдаёт старик…
-Совершенно точно он. И смена у него уже очень давно, я заметил массу пустых коробок от концентрата, около пресса.- Ноэр Ильич вздохнул.- По графику он заступил одновременно с нами. Михаил старается наладить звук, но пока безуспешно.
-Что произошло, я догадываюсь, но почему именно такой результат?- Зерман сел на пол, скрестив ноги.- Не то, чтобы меня это не устраивало. А как Михаил звук там настраивает? Вручную?
-Проф сказал…- послышался голос снизу.
Внезапно изображение на экране резко посветлело, и исчезло. Плоскость стала совершенно белой. Серов зажмурился и прикрыл глаза рукой.
-Чёрт! Простите, Ноэр Ильич.- Сконфуженно сказал Хмелев. Светящаяся плоскость исчезла совсем, шипение белого шума прекратилось.
-Ничего, Миша. Ещё настроим. – Гравин подал руку вылезшему из углубления Хмелеву, и обратился к присутствующим.- Товарищи! Ситуация следующая. Наши… кхм, сознания… вероятно, перенеслись в отдел сети нейронет. Не спрашивайте меня как. Я не знаю. Ясно одно – замешан модуль-два контакт…
-Продвинутый уровень взаимодействия с сетью нейронет.- Пробормотал Зерман.-Кажется даже слишком продвинутый.
-…назначение этих колонн, ниш и коридоров мной ещё до конца не выяснено. Полагаю, это имеет отношение к периферийным системам. Юрий, пожалуйста, покажите ваше устройство.- Гравин протянул руку.
Помещённое на его ладонь устройство слегка завибрировало. Зал осветила краткая зарница, некоторые узоры образовали странные ряды символов.
-В коридоре так же было.
-Ух ты!- Андрей обвёл взглядом проявившийся зал.- Здоровенный какой.
-Расскажите-ка нам, об этом приборе.- Попросил профессор.
-Это,- Зерман ткнул пальцем в устройство.- Сканирующая программа. Я её сам написал, на своей старой единичке.
-В комплекте со вторым модулем, верно?
-Да.- Сконфуженно подтвердил программист.-Как раз накануне дорабатывал мелочи.
-То есть проф, сейчас программу в руке держит?- Хмелев выругался.- Простите.
-Сколько у вас ещё есть таких?- Поинтересовался инженер.- Надоедает мне, в темноте бродить.
-Такая только одна. Есть ещё несколько, но они в основном для станков. На рационализаторское предложение хотел подать.
-С рацпредложением повременим. А вот насчёт программ есть план.- Гравин заложил руки за спину, и начал излагать детали.
Выскабливая обёртку металлической ложкой, Пётр Семёнович ссыпал содержимое в кипяток. Чистую бумажку он аккуратно разгладил ладонью и положил на самый верх стопки таких же. Окинул взглядом каптёрку. Концентратов из стоящих в углу коробок, которые он натаскал из столовой, должно было хватить ещё на полсотни смен. Водопровод функционировал нормально, но сторож всё равно набирал воду про запас, в специальный бачок. После того, как он не смог сам открыть дверь, ведущую из промышленного цеха. В коридорах к жилым блокам, и вообще снаружи не поступало ни звука. Радио молчало, система оповещения то ли отключилась, то ли была сломана. Сторож не разбирался в таких вещах. Выйти через шлюзовую, или использовать инструменты, чтобы вскрыть основную дверь, значило подвергнуть себя смертельной опасности. Никто не мог сообщить Петру Семёновичу, что будет за ней. Воздух мог быть отравлен, в нём могли быть бактерии или споры ядовитой плесени. Оставалось только ждать. Промышленный блок был слишком важен, чтобы его забросить без серьёзной причины.
Допивая растворённый в воде концентрат, сторож поперхнулся, когда ожил настенный громкоговоритель. Искажённый помехами голос произнёс:
-Пётр Семёнович, вы там? Если вы меня слышите, подойдите к станку номер 344СКК-0-90! Это Гравин говорит. Я… заблокирован в конструкторском отделе.
-Иду-иду…- заторопился сторож, едва не опрокинув пустую кружку. Обогнув несколько конвейерных линий, двойной ряд стеллажей и секцию с кульманами, он встал рядом с громоздким станком. Голос теперь доносился издалека, но в царившей по блоку тишине казался старику чересчур громким.
-Я здесь!
-Пётр Семёнович, я не могу вас слышать, но теперь мне вас видно. Только не волнуйтесь, будьте собраны! Сколько смен вы уже дежурите?
Сторож помахал пальцами в воздухе, и произнёс число по буквам в камеру.
Стоящие перед светящимся экраном силуэты смешались. Профессор обхватил себя руками и поёжился. Техник вперился взглядом в экран.
-Сколько он сказал? Вы слышали?
-Спокойно, Миша. Звука нет, камера такая, мы его не услышим.
-Три цикла?! Три цикла никто и не почесался узнать что с нами произошло? Он серьёзно?!
-Мы не знаем всей ситуации. Сторож тоже. Он же был заперт всё это время. Иначе бы давно ушёл. Он нас слышит?
-Кто сказал про три цикла?- Хмелев обернулся.- Кто?!
-Я.- Зерман поднял руку. -Прочитал по губам. В цеху всегда шумно, вот и научился.
-Умник нашёлся!
-Тише.- Негромкий возглас Гравина заставил их умолкнуть.- Мне нужно говорить с ним…
Выслушав инструкции профессора, сторож аккуратно записал их на нескольких листах чертёжной бумаги, сорванной с ближайшего кульмана. Почесал в затылке, и принялся за работу, насвистывая на ходу простую мелодию.
Глядя через экран, как сгорбленная Фигура соединяет метры кабелей, носит и переставляет крепежи и проверяет узлы станков, профессор потёр подбородок.
-Товарищ профессор.- Стоящий рядом Зерман придвинулся к экрану. От программы на его ладони, к экрану тянулись изламывающиеся под прямыми углами светящиеся нити.
-Да, товарищ программист?
-Это не слишком сложное решение? Может, колёсная база была бы лучше?
-Сложное.-Гравин вздохнул.- Но так уж получилось, что всё в мире людей адаптировано под морфологию людей. Гермозатворы, лестницы, клавиатуры…
-Но ведь станки для такого не предназначены. На них собирается промышленное оборудование, размер… готового механизма будет слишком велик.
-Наш инженер, товарищ Асов, достаточно профессионален, чтобы решить эту проблему. А его коллега, этот неуёмный техник Хмелев – специалист по работе на этих станках. Ваша задача самая сложная. Наша общая задача.
После тяжёлой работы, Пётр Семёнович задремал, укрывшись старой шинелью с множеством старых масляных пятен. Он беспокойно ворочался во сне, сменивший звенящую тишину, шум работающих станков пробивался даже через плотно закрытую дверь в каптёрку. В цеху, на подвесах, по линии конвейера двигался странный металлический каркас. По ходу движения к нему добавлялись новые детали.
-Это полнейшая чертовщина, товарищ профессор, но мне нравится!-Хмелев стоял перед масштабной конструкцией полной движущихся частей, висящих без всякой опоры. Узоры складывались в надписи, которые висящая перед ними, паутинка света выводила в виде узнаваемых букв и цифр. Техник провернул в конструкции несколько деталей. На экране было видно, как в цеху дёрнулся манипулятор станка точечной сварки.- Это очень сложно, я даже не представлял, сколько работы за меня выполняет…- Он выдернул руку, как раз перед тем, как соединившиеся части виртуальной конструкции едва не смяли её в лепёшку.- Чёртов станок!
-Михал Петрович, я не знаю что будет, если вы здесь окажетесь внутри станка, будьте осторожны, пожалста!-сообщил Зерман, сидящий среди светящихся угловатых фигур, вырастающих из пола.-Теперь уже не обязательно вертеть его напрямую.
-Юра, мне бы ещё данных с линии сборки гироскопа. Из-за него голова выйдет не совсем анатомической, надо бы переместить, но я в этих плавающих экранах ещё не совсем освоился.- Асов, окружённый множеством экранов, парящих около него на уровне глаз, протянул руку к программисту.- Снаружи вся эта механика куда попроще выглядит.
-Нам всё равно на ней каски не носить, пусть будет неанатомической.
-А вот это вы зря. Каска нужна. И одежда нужна, и сапоги. Техника – вещь тонкая,
с ней нужно обращаться бережно.- Гравин помолчал и добавил.- Возможно, другой у нас уже не будет.- Андрей! – Он обратился к вошедшему электрику.- Каковы новые разведданные?
-Я обошёл самые широкие тоннели, и,- Серов отряхнул невидимые пылинки.- Насколько я помню карту, и количество датчиков, имеющих доступ к сети, то думаю тоннели наши, это каналы связи, их размер – пропускная способность. Я обнаружил ещё массу комнат, но они отключены. Думаю, это камеры наружного наблюдения. Ещё есть комнаты с уходящими в стену матовыми чёрными… кубами какими-то. По количеству – это точно автоматические датчики оповещения населения. И наконец, самый широкий тоннель – он видимо выходит наружу. Из сектора, насовсем. Туда я далеко не заходил, там всё сразу было незнакомо.
-Ещё успеем. А здесь эти чёрные кубы вы не нашли?
-Есть, вон в том провале один точно был. Вертикальные шахты не проверял, как-то боязно.- Серов провёл по лицу рукой.- Странно. Совсем не устал, хоть и хожу уже две смены считай.
-Привыкайте, Андрей Карпович!
Электрик повернулся и шутливо погрозил Зерману кулаком. Асов и Хмелев возились среди сияющих схем. Профессор неотрывно смотрел в большой экран, на его лице отражалась глубокая задумчивость.
Будильник успел издать только один писк, как Пётр привычно хлопнул его рукой по кнопке. Зевнув, он включил электрочайник, и потянувшись выглянул в окно, ведущее в цех. Станки продолжали свою работу, на конвейере перемещался смутно угадываемый силуэт. Прищурившись, сторож ахнул, и проморгался.
-Если бы пил, то ладно. Но ведь не пил же.- Побормотал он. Как только Пётр вышел из каптёрки, голос из динамика бодро произнёс:
-Доброе утро, Пётр Семёнович! Не пугайтесь, это там наша новая модель разведывательного аппарата, для экстремальных условий. Вы, как позавтракаете, принесите в цех пожалуйста, один ОЗК, самый большой, какой найдёте в тревожке.
Сторож машинально кивнул и скрылся в каптёрке. Чайник негромко пиликнул и щёлкнул реле.
Профессор Гравин и вся группа наблюдали, как на экране сторож обходит сидящую на конвейере механическую фигуру. Станки умолкли, и в цехе должно быть, были слышны только приглушённые ругательства озадаченного Петра Карлова.
-Он его с перепугу не поломает?
-Не должен. Корпус довольно прочный. Теперь нужно его запитать, и…надеяться.
-Пожалуйста, подключите красный кабель СК45НТ к разъёму на корпусе, тот что на спине. Другой стороной, Пётр Семёнович!
Ноэр Ильич отдавал распоряжения сторожу, а группа обступила Зермана.
-Ну что там? Как оно будет?
-Миша, не мешайте! Ещё диагностики на целый час.
-Побьют его камнями, как только увидят. До второго этажа не дойдём, не то что до Управблока.
-Озк скрадёт я думаю. Не всё же голым… металлом сверкать!
-А лицо? Оно вообще есть? А приводы? Проще станок под курткой спрятать…
-Тише, пожалуйста, народ. Вы меня отвлекаете.
-Там!- Таким тоном произнёс электрик, что все обернулись в указанном направлении.-Коридор!
-Андрей, вы это. Пореже так внезапно.
-Вы не поняли! Его не было только что! Появился прямо на глазах!
Зерман удовлетворённо хмыкнул. На вопросительные взгляды ответил
-Соединение установлено. Коридор это путь к нашему… периферийному устройству. Идёмте, для координации потребуется однозначно больше одного оператора.
Взвизгнув приводами, механическая фигура повернулась к сторожу, передняя пластина головы, расчерченная снизу прорезью решётки, уставилась на него тремя разнокалиберными окулярами оптики. Диафрагма на одном чуть сузилась.
-Ещё раз здравствуйте.- Из решётки донёсся незнакомый Петру голос.- Сейчас мы проведём несколько тестов, а вы отдохните пока. Гравин свяжется с начальством, и непременно сообщит о вашей бесценной помощи.
Шатаясь, механическая фигура встала с конвейера, опёршись на него пощёлкивающей металлической рукой.
-Что там с гироскопом? Грохнемся ведь!- Внутри системы, Асов быстро переводил взгляд с одного светящегося экранчика на другой.-Миша, стабилизируй нас уже!
-А я чем занят? У меня не сто рук!- Стоящий рядом, в новообразовавшейся комнатушке, Хмелев сердито оскалился.- Сервопривод левый, вниз от голеностопа, не работает, гад! Питания нет.- Он с видимым усилием, вращал и переставлял светящиеся линии, составляющие узор, напоминающий человеческую фигуру. Некоторые участки были окрашены в предупреждающий красный тон.-Только встали, а на ногу охромели уже!
-Не шумите, это всего лишь пробный запуск!- Зерман, стоял вплотную к светящейся фигуре, совместив свою голову с её.
Жужжа и лязгая, человекообразный механизм уже который час вышагивал по цеху, опираясь на длинную трубу, зажатую в левой руке. Сидящий на ступенях у каптёрки сторож Карлов прихлёбывал раствор концентрата, и периодически усмехался, когда тело в натянутом до предела ОЗК, останавливалось и балансировало в воздухе свободной рукой. На голове у механизма была специально отштампованная каска из листа металла, слегка скособоченная на одну сторону. Здоровенные сапоги при каждом шаге скребли по бетонному полу.
-Как живой. Но очень-очень пьяный.- Иронично заметил профессор, наблюдающий за механизмом через большой экран. Он приблизил голову к светящейся на экране надписи “микрофон”.
– Товарищ Карлов! К следующей смене, возьмите пожалуйста запас воды и концентрата, и схоронитесь в тревожке. Мы разведаем обстановку через малый шлюз.
В большом зале было тихо, только шипели висящие в пространстве экраны. Чернота провалов и тоннелей была непроглядна и казалось, стремилась вытечь в общий зал. Молчание нарушил Серов.
-Пойду я. Один.
-Андрей! Для управления роботом требуется как минимум три человека.
-Если случится непоправимое, у вас останется шанс. К тому же, мне всего-то нужно будет поднять руку и подсоединить кабель.
-Да ты хоть представляешь…
-Михаил, пожалуйста!- одновременно сказали Асов и Юрий Зерман. Профессор потёр подбородок и добавил.
-Комната управления здесь, должна закрыться, как только отсоединится кабель связи. Батарей хватит на три смены автономной работы. Встроенный модуль-один… надеюсь он поможет. Что будет после того, как закончится заряд, никто не знает.
Электрик хотел было вставить замечание, но Гравин продолжил:
-И в шлюзе может оказаться нерабочий терминал. Отсюда его не проверить, мы не нашли тоннеля.
-Тогда я открою его изнутри! Это возможно. Пока не нарушена герметичность наружной двери.
Профессор жестом остановил готового взорваться Хмелева, и сообщил.
-Есть более простой, но долгий путь. Смонтировать управляемый отсюда замок, укрепить его на гермодверь.
-Два!
-Хорошо, Михаил Петрович, два замка. На вторую дверь тоже.
-Давайте работать. Честно сказать, пока я бодр, но кто знает, что будет потом.- Инженер с силой потёр ладони.
Прошло ещё шесть смен, прежде чем управляемый робот покинул промышленный блок. Шагающий всё увереннее, он продвигался по коридорам, поднимался на лестницы, повсюду прокладывая за собой основной кабель, и оставляя на стенах аварийную аппаратуру, на случай повреждения контрольного, что был гибко подсоединён к его корпусу. После экспериментов с дверьми, ёмкость автономного питания повысили в четыре раза, и за спиной робот катил тележку с запасом заряженных батарей. Коридоры и переходы были пусты, на полу и предметах лежал толстый слой пыли. Добравшись до жилых помещений, механизм долго медлил, стоя перед закрытой дверью, прежде чем провернуть колесо гермозатвора.
В жилом блоке его встретила темнота и тишина. Прибор инфравидения выхватывал из темноты брошенные вещи, распахнутые настежь гермодвери глухо скрипели, когда проходящий мимо робот задевал их тяжёлым плечом. Пройдя мимо двери с номером 2ЖБ14Ч-3, робот остановился, из головной решётки послышались несколько голосов.
-Стой, Костя! Это номер, что Карлов дал. Его ячейка. Точно, нужно её проверить.
Отодвинув дверь в сторону, механизм протиснулся внутрь. В главной комнате ячейки, на кровати, под слоем пыли угадывался человеческий силуэт. В соседней комнатке на полу лежал маленький свёрток одежды, из которого торчала крохотная мумифицированная кисть руки.
Робот долго стоял посреди ячейки, и после ухода, тщательно затворил за собой дверь. Продвинувшись, за несколько смен, на четыре этажа вверх, механизм остановился и медленно сел на пол. Перед ним, преграждая тоннель, ведущий на уровни выше, возвышалась грубая неровная масса застывшего бетона.
В большом зале метался Хмелев. Инженер и Гравин угрюмо молчали. Сетка программ возле Зермана освещала его отрешённое лицо. Юрий Серов встал, привычным жестом отряхнув с рукава невидимую пыль.
-Куда пойдёшь?- Инженер скосил взгляд в сторону электрика.
-Искать путь, через сеть.
Асов потёр лицо. Посмотрел на профессора.
-Что мы будем делать с телом Карлова?
-Запустим крематорий.- Гравин глядел в одну точку.
-Не стоило нам говорить. Прожил бы… ещё немного.
-Однажды узнал бы сам.
-А что…- Очнувшийся программист вопросительно посмотрел на Гравина.
-Инфаркт.- Профессор отвернулся к экрану. Хмелев успокоился и сел поодаль, сжимая и разжимая кулаки.
-Извините. Я ведь всё время был в контрольной, это… вот.- Зерман виновато покачал головой.- Я не знал.
-Не стоит извиняться. У вас тяжёлая работа, друг мой.
-Тогда я пойду. Там ещё с роботом нужно много…
-Да какой смысл?!- Воскликнул издали техник.- Всё забетонировано нахрен! Робот всё равно не пройдёт! Они нас залили к чертям! Жилой блок на пять этажей! Промзону всю! Плесень мерзкая…- Хмелев опять вскочил на ноги и принялся расхаживать по залу, бормоча себе под нос разнообразные ругательства в адрес управблока и ликвидаторского корпуса.
-Не то чтобы он был неправ.- Инженер Асов встал, покачиваясь с носка на пятку.-
Но, что-то в этом есть. Бетонную блокаду нам не одолеть, даже если соберём буровую.
-Спокойно. Мы найдём решение. Времени у нас достаточно. Промблок полностью функционирует. Материалов и запчастей хватает.
-Предлагаете построить ещё… тела?
-Запасные, разной конфигурации. Они нам пригодятся. Но основная задача теперь – найти выход в общую сеть. Я думаю Андрей справится, особенно теперь, с вашими программами. Мы справимся. Оставайтесь профессионалами, спокойными и рассудительными.
Программист Зерман поднялся и пристально посмотрел на профессора.
-Зачем это всё? Чтобы рассказать всем о нас?
-Чтобы предотвратить случаи вроде нашего. Вернуть людям промблок.- Профессор посмотрел куда-то вверх, там, где отсвечивающие узоры образовывали паутину с мириадами узлов.- Установим наблюдение, за населёнными блоками отсюда, через нейронет. И предупредим людей в случае опасности.
-Установим.- Программист сосредоточился, углубившись в переплетение сияющих линий, и едва слышно добавил.- СетьНадзор…

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments