Приказ

В блоке ГР-73 несколько минут назад закончился самосбор, и я с ещё несколькими ликвидаторами, во главе с капитаном Павликовым, выдвинулись устранять последствия. Собирались мы не спеша, тщательно проверяя друг у друга герметичность защитных костюмов, ведь цена ошибки—твоя или твоего напарника жизнь.
Через полтора часа мы уже были на месте.
С первого взгляда все выглядело нетронутым, возможно, это всего лишь ложное срабатывание сигнализации, что из-за старой проводки случалось много раз.
Но снимать давящие респираторы никто не спешил, сначало следовало полностью убедится в безопасности.
Капитан приказал тщательно осмотреть блок на предмет последствий Самосбора, и мы, разделившись на три пары, начали обход блока.
Поначалу ничего необычного мы не заметили, двери всех ячеек были плотно закрыты, а некоторые жильцы уже утомились ждать команду зачистки, и пытались общаться с нами азбукой морзе, прерывисто постукивая чем-то по стенам. Мы не отвечаем, отвлекаться нельзя.
В конце одного из коридоров обнаружили открытую ячейку, а это дурной знак…
Либо кто-то не успел вовремя спрятаться, либо это ловушка, иллюзия, абберация, да что угодно, чего только не пожелает Самосбор.
Пот бежит по лицу ручьем, руки слабеют, из жилячейки доносятся чьи-то голоса, и я, как старший по званию, иду впереди. Шаг, еще шаг, и хотя хочется отсюда сбежать, обратного пути нет, надо идти до конца.
Я набрался сил и с рывком заглянул в дверь, где на полу сидел мужчина в обнимку с женщиной средних лет, и двумя лет семи девочками.
Они плакали и умоляли не стрелять, но в такие моменты надо действовать инстинктивно, отбрасывая жалость—Самосбор непредсказуем, а создавать подобие органических форм жизни его излюбленный прием.
Однако на этот раз все обошлось, это были действительно настоящие люди.
Дважды чуть не погибнув, сначала от Самосбора а потом от пули, они были в шоке—дети плакали, а родители пытались их успокоить.
Я же доложил о происшествии капитану, а семье приказал идти за мной на выяснение обстоятельств. Не знаю зачем все это, будь они порождениями, я с командой был бы уже мёртв, однако протокол следует соблюдать.
Мы шли по узкому бетонному коридору в сторону входа в блок, впереди я с напарником, позади две сгорбившиеся фигуры с наконец переставшими плакать детьми на руках.
Я вздрогнул от неожиданности, когда висящая на моём плече рация разорвалась чьими-то криками:
-Всем вним—е, в лев—м крыле обнар—ены пос—дствия Само—ра. Приказываю лик—-ровать все возмож-— —точники заражения. Как по–ли меня при-м?!
Я обернулся, посмотрев в отчаянно умоляющие глаза конвоируемых.
-ВАС ПОНЯЛ.

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments