Суррогатный повар

Первую беременность Алена не ждала. Это случилось по глупости. Небольшая интрижка с заводским рабочим переросла в серьезную проблему для девушки. Как быть? Что делать с ребенком? Где сделать аборт? С этими вопросами Алена проходила весь остаток семисмены, пока не наткнулась на небольшое объявление, висящие на стене в курилке. На розовом, слегка помятом листе бумаги большими буквами было напечатано:

«Требуется суррогатный повар. По всем вопросам обращаться к управляющему»

Так Алёна и сделала. Придя к управляющему блока, она узнала, что суррогатные повара не только очень востребованы в высших кругах общества, но и достаточно привилегированны.
-Но что же мне нужно будет готовить? -Спросила Алёна у управляющего.
-Абсолютно ничего! – Ответил мужчина. – Вы же беременны, так?
-Да, всё верно. – Алёна положила руку на округлившийся живот.
-Ну вот. Считайте, что вы уже в процессе готовки. – Улыбнулся управляющий.
-То есть как? – Алёна непонимающе посмотрела на мужчину.
-Понимаете, Алёна, суррогатные повара, это как суррогатные матери. Они вынашивают ребенка внутри себя, а потом просто отдают его нуждающейся паре. Здесь тот же принцип. По окончании беременности мы предоставим вам все условия для комфортных родов, и заберем ребенка себе. Разумеется, не бесплатно.
Алёна не сразу осознала ужасную подноготную такого благородства, но мысль о том, что нежеланного ребенка не придется кормить и воспитывать, вынудила девушку закрыть глаза на его дальнейшую судьбу.
-А сейчас нельзя его от туда достать? – С надеждой спросила она управляющего.
-О нет, что вы, что вы. – Замахал руками мужчина. – Он должен еще созреть, понимаете. А недоношенных нам и так хватает.
-Ну что же. Ладно. – Вздохнула Алёна. – А сколько платят?
-Поверьте, дорогая моя, – мужчина похлопал девушку по плечу. – не обидим. Платим хорошо, вам на долго хватит.
-Ну ладно. Тогда я согласна. – ответила Алёна.
На том и порешили. Подписав некоторые бумаги девушка начала ждать. Она регулярно ходила к врачу для ведения графика беременности, принимала назначенные ей лекарства, и больше не чувствовала тяжелого груза ответственности. Она не привязывалась к ребенку, и её не волновала дальнейшая судьба первенца.

Вскоре, когда до родов оставались считанные смены, за Алёной пришла бригада врачей. Её отвели в медблок, где спустя несколько дней, у девушки родился мальчик. Имя ему не дали. Лишь врач, достав из специальной коробочки, пристегнул к руке младенца небольшую розовую бирку с номером 65. Больше Алёна его не видела.

Спустя еще некоторое время девушку выписали из больницы и управляющий вручил Алёне небольшой чемодан с вознаграждением.
-Благодарим вас, Алёна Николаевна, и надеемся на дальнейшее сотрудничество. – Улыбался управляющий, похлопывая девушку по спине.

Придя домой Алёна открыла чемодан. В нём помимо хорошей одежды и другой мелочи лежали десятки пачек отборного красного концентрата, аккуратно уложенного брикетиками. До конца смены Алёна просидела, завороженно глядя на своё богатство.

-Неужели это всё моё? – Думала девушка, жадно вглядываясь в содержимое чемоданчика. – И я могу получить больше? Стоит только снова залететь?
Эти мысли надолго засели в её голове, и уже спустя несколько смен Алёна вновь стояла в кабинете управляющего.
-Что? Опять? – Мужчина удивленно смотрел на женщину поверх очков. – А отец кто?
-Пока никто. – Алёна смущенно смотрела под ноги. – Я еще не беременна.
-Но ты планируешь.
-Ага.
-Ну что же. – Управляющий заложил руки за спину и прошелся вдоль кабинета. – В таком случае подпишем договор.
-Хорошо.
Вскоре, начав новые отношения, Алёна забеременела во второй раз. И всё повторилось. 9 месяцев ожидания, роды, чемодан с красными брикетиками. Алёна жила в роскоши и наслаждалась беззаботным существованием.
Так прошли циклы её юности. Родив одного ребенка, Алёна тут же подписывала новый договор, и так, беременность за беременностью сделали Алёне славу известной суррогатной поварихи, чей продукт был качественно выношен и обладал отменными характеристиками. О том, что делают с её новорожденными детьми Алена старалась не думать.

Теперь у неё было всё – еда, одежда, популярность и уважение. Счастью женщины не было предела, и подписав очередной контракт, Алёна продолжила беспечно тратить свои богатства. Она даже не подозревала, что с ней могло случится что-то плохое.

Прошло 9 месяцев, и вот-вот должны были состояться роды. Идя по коридору Алёна вдруг услышала звук, который не слышала вот уже много циклов. Столь резкий, столько громкий и страшный. Это выла сирена. В блок пришел самосбор.
Забежав в ячейку Алена заперла гермодверь и принялась ждать, молясь, чтобы не родить прямо на полу. Через несколько часов сирена наконец затихла.

Двое смен Алена сидела в своей ячейки, доедая последние брикеты концентрата и ожидая, пока врачи придут за ней, чтобы сопроводить в медблок, но этого так и не произошло. Дойдя до него самостоятельно Алёна обессилено рухнула прямо у порога. Роды у девушки все же приняли, но в этот раз все было по-другому. Никто не повесил на ребенка розовую бирку, никто не забрал его у Алены, никто не открыл ей дверь, когда она стучалась в кабинет управляющего, никто не выдал ей чемоданчика с вознаграждением. Никому уже не было до неё дела. Ребенок остался у матери.

Как позже выяснилось, в тот роковой день, нагрянувший самосбор вывел из строя пути передачи питания, и в секторе на долгие 4 месяца наступил голод. Отсутствие еды начало медленно сводить жителей с ума. В еду шло все, плесень, трутовики, гермоточцы. Затем стали есть трупы. Могильный блок был выеден жильцам до основания, они травились, но продолжали есть.
Голод сильно ударил по здоровью Алёны, недавно перенесшей роды. Целый месяц она искала еду для себя и ребёнка, слонялась по коридорам, прося милостыню у таких же голодных соседей, нередко сама обрабатывала наименее разложившиеся трупы, очищая их от чёрной гнили и зловонной отмершей кожи, и в одну из смен она сорвалась. Подойдя к кроватке, женщина достала оттуда плачущего грудничка, и понесла его на кухню. Ребёнок был съеден живьём всего за час. Обезумевшая от голода Алёна разорвала его на части, так сильно она хотела есть. Наевшись и придя в себя, мать с ужасом осознала, что сделала. В тот день её разум надломился, Алёна навсегда умерла внутри, оставив жить лишь внешнюю оболочку. Серая, холодная, нелюдимая она бродила по коридорам будто бесшумный призрак, ни с кем не разговаривая, никому не смотря в глаза. Вскоре Алёна исчезла. Один из соседей видел, как несчастная девушка бросилась в лифтовую шахту. А когда голод закончился, в курилке кто-то повесил розовый, слегка помятый лист бумаги, на котором большими буквами было напечатано:

«Требуется суррогатный повар. По всем вопросам обращаться к управляющему».

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments