Вакансия

Входящий сигнал сопровождается серией звонких щелчков. На мониторе истёртого временем ПЭВМ-1М – строка текста, слегка помаргивающая синим светом.

> Это было ваше третье сообщение. Набор одинаковых сообщений осуждается.

Пальцы Егора забегали по клавиатуре, набирая ответ.

Третье и не последнее!!! Почему вы игнорируете меня? Целый блок?

Щелчки.
> Блок номер 47 8Э-БЖ-О-55РГ был опустошён согласно указаниям гамма-оператора. Ваше обращение к гамма-оператору невозможно по техническим и физическим причинам.

Вы же должны помогать жильцам! Мне нужна помощь! Блоку нужна помощь!
Егор вспомнил, как старлей ЛК Ивлев и оставшийся техник пищевой линии Сергей Белов готовили его к походу через техэтаж сорок шестого блока. На верхний этаж сорок пятого, где находилась единственная на весь блок точка невро-доступа. Как приходилось постоянно протирать, покрывающееся мелкой чёрной пылью стекло противогаза. Пыль устилала весь технический этаж, местами наносы доходили до потолка, скрывая выступающие наружу опустевшие трубы. С обесточенных силовых кабелей отслаивалась изоляция. Дозиметр в нарукавном кармане изредка пощёлкивал, на этом уровне радиация была в пределах допустимого. Десятком этажей ниже уровень излучения уже был заметно интенсивнее. Разгребая пыльные завалы, Егор светил фонарём по сторонам, периодически подкручивая маленький генератор.

Освещение отключилось первым. Население сорок седьмого блока вынуло из запасников старые портативные светильники, в ячейке с проходящей трубой теплоцентрали установили двигатель. Егор не помнил его название, но крутился он исправно, подключённый к генератору. Растянули по этажам провода с подключёнными лампочками, разгонявшими непроглядную темноту. До тех пор, пока однажды, не остыла теплоцентраль. Тогда же была отправлена первая разведэкспедиция…
> Запрос на восстановление снабжения отклонён. Извините.

Поморщившись, Егор обхватил голову руками, и бросил косой взгляд на мерцающие в углу экрана часы. Полчетвёртого, утра. Уже четыре смены кряду, помощник техника конвейерной линии по сборке ЭБК-200\М2, Егор Болтов, не переставая, пытался достучаться до оператора Сетьнадзор-кластера. Проскользнувшее в последнем сообщении слово, всё таки давало некоторую надежду. Сетевой робот не просил бы прощения.
Значит ты человек.
> Вас интересует моральный или биологический аспект?

Любой. Что это за мораль такая, бросить замерзать целый блок?
> Цель участников организации Сеть-надзор состоит в поддержании приемлемого уровня жизни обитателей блоков разведанного строения. Состояние физического здоровья несущественно.

-Хрень собачья, оператор!- Громко щёлкнув клавишей, стирающей сообщение, Егор снова бросил взгляд на часы. Глаза слипались, губы пересохли, но запас воды стоило растянуть подольше. Если удастся достучаться до совести оператора…
> Организация действует в интересах человечества в целом. Перераспределение ресурсов между блоками – одна из производных.

Так выделите же ресурсы!- Перед отправкой, Егор стёр из сообщения несколько ругательств.
> Невозможно.

-Тупик! – Техник выругался, и отправил следующее сообщение. – То есть вы забрали ресурсы у нас? И отдали кому-то ещё? А мы?

> Координаты получателей и распределение это информация только для операторов.

Болтов вспомнил сеанс связи с родным блоком, проводная рация трещала и хрипела, но голос Белова слышался довольно чётко.
-Батарея, Егорка, откажет через несколько минут, так что слушай и запоминай. Плановой связи с первой группой  отбывших на поиски другого блока, не состоялось, причина мне неизвестна. Они пропустили сеанс. По разведданным с последнего сеанса, они вышли к необитаемым территориям. Там нет ресурсов, нет энергообеспечения. Всё что угодно… могло случиться. Мы собираем оставшихся в поход, здесь скоро будет не выжить. Надеюсь на тебя и этого оператора. Отбой, батарея замерзает. Следующий сеанс через полцикла…

Прошло полтора. Рация молчала, не выдавая даже статики. Когда Егор покинул свой блок, температура была плюс три градуса, и продолжала быстро падать. Такими темпами сейчас в блоке должно было быть минус двадцать семь.

Он снова защёлкал клавишами мобильного эвм.

Что нужно сделать чтобы наш блок получил хотя бы минимальное электроснабжение?

> Блок номер 47 8Э-БЖ-О-55РГ отрезан без возможности восстановления. Мне жаль.

Там остались люди! Люди замерзают заживо, в темноте!

> Предполагается что смерть от холода одна из самых гуманных.

Скрипнув зубами, Болтов набрал текст.

Распределение только для операторов. Как стать оператором?

> Хотите подать заявку?

ДА!
> Заявка принята. Подождите окончания расчётного времени.

Сколько?
> Подождите окончания расчётного времени. В это же время можете проследовать на уровень 7 блока 42 5Э-БЖ-О-55РГ. В медицинской ячейке блока вы должны будете найти…
Егор вчитывался в список из без малого трёх десятков пунктов. Утешало то, что оператор пообещал помочь с открыванием межблочных дверей, запечатанных ликвидаторским корпусом два обнуления тому, чтобы исключить возможное мародёрство. Болтов постучал кончиком пальца по дозиметру. На этом этаже, двумя ниже от точки доступа, уровень радиации был на четверть выше. На уровне семь стоило действовать очень быстро.

Покрытые ржавчиной и пылью стены и скрипящие гермодвери слились в однообразный поток. Иногда из динамиков оповещения слышался, направляющий Егора, голос оператора. Озк и одежда под ним пропитались потом. Дыхание техника с шипением вырывалось через изношенный фильтр противогаза. Поднявшись по лестнице,  Егор плотно затворил за собой тяжёлую створку гермодвери, провернул взвизгнувшее ржавое колесо затвора. Отдышавшись, он распаковал мягкую щётку, смочил её дезраствором и принялся тщательно счищать с себя пыль и ржавчину. После настал черёд указанного в списке, а этого добра набрался целый рюкзак. Протирая круглый шлем с мягкой подкладкой, Егор чертыхнулся, выковыривая пыль из портов подключения. Окинув взглядом стопку коробок с  ампулами для инъектора, техник покачал головой. Работы было ещё много.
Оператор, вы здесь?

> Егор Павлович Болтов, двадцать семь лет, помощник техника КЛ 2 цеха номер 4 ЭБК-200\М2. Ваша заявка принята.

– Превосходно! – мрачно произнёс Егор.- Дальше там что? Чёрт.
Дальше что?- Набранный текст мерцал перед глазами.

> В точности следуйте инструкции. Считаю нужным предупредить вас, что из-за поражённых радиацией медикаментов шанс того что вы погибнете составляет 12 процентов.

Повесив предварительно заряженный фонарь под потолок, Болтов придвинул тяжёлое продавленное кресло к столу с эвм. Живший ранее в этой ячейке, явно не бедствовал, хоть и единственное, что он здесь оставил – кресло, стол и диван в соседней комнате. Разложив на столике медикаменты, Егор в последний раз сверился  с инструкцией.

-Начнём.- Он надел шлем. Автоматический инъектор ввёл первую дозу…

…Последним пришло ощущение колючего холодного ветра, дующего прямо в лицо Болтову. Обнаружив себя стоящим на гладкой чёрной платформе посреди обволакивающего туманного свечения, Егор сверился с приборами и датчиками, закреплёнными на его Озк, но ни один не выдавал никаких показаний. На часах светились шесть восьмёрок.

-Приветствую.

При звуках голоса окружающее Болтова свечение угасло, оствашись в углах и гранях небольшой комнаты, стены которой были составлены из множества разнообразных экранов и панелей, оплетённых сияющими нитями, с пробегающими по ним мерцающими искрами. За экранами чернела ледяная пустота.

-Подождите немного, пока ваше сознание адаптируется.

-Где я?
Слегка светящаяся фигура человека, одетого в лабораторный комбинезон со множеством карманов, обвела окружение рукой.

-Я оператор кластера организации Сетьнадзор, номер Кси-семь-тридцать. Вы в моём кабинете. Здесь мы начнём ваше обучение, а также, по окончании адаптации вы получите собственный.

-Но где это место? Я был в комнате связи на этаже…

-Я знаю. Вы всё точно выполнили, даже брак медикаментов не помешал.- Человек направил на Егора странное устройство, – хотя и срок вашей работоспособности сейчас установить сложно.

-Подождите. Я здесь, чтобы включить электропитание в моём блоке! Вы сказали что это доступно только операторам! Я здесь…

-Я ожидал этого аргумента. И сейчас будет самая печальная часть обучения. Я должен сообщить вам, что вы в свой блок не вернётесь. Уже незачем.
-Там…

– Тише. -Человек в комбинезоне сделал протестующий жест, и указал  на одну из стен. На ней расположилась

трёхмерная схема блока 47 8Э-БЖ-О-55РГ. В длинной таблице сбоку, была указана температура воздуха, давление, освещённость, и множество других параметров. Дойдя до графы “население”, Егор, сжав кулаки, обернулся и  посмотрел на оператора исподлобья.

-Мне жаль. – Кси-семь-тридцать развёл руками.- Но взгляните сначала сюда.

Повинуясь жестам оператора, перед Болтовым начали разворачиваться схемы, таблицы и графики, карты уровней сменяли одна другую, сопровождающий их голос оператора, звучал мерно и успокаивающе, контрастируя с информацией на экранах. Сотни карт и схем  сменилось, прежде чем Егор устало прислонившись к светящейся стене, спросил:
-Как вы живёте с этим?

-Цикл за циклом. Вы видели результат. Спасен целый гигаблок, тысячи жителей. У всего есть своя цена.

-За счёт нашего? И таких как мы? Менять одних жителей на других?
-Решение принимает гамма оператор.
-А его начальник?

-Среда существования даже гамма оператора имеет отличную от нашей скорость. На пятьдесят восемь порядков. Его сфера деятельности требует этого. Остальные охватывают намного больший объём информации, видят и знают больше. Я всего лишь оператор кластера, в чём-то моя должность такая же, как была у вас. Мы не видим всего, и даже если бы увидели – не смогли бы осознать весь масштаб.

-Вы сказали что-то о сроках службы? -Егор взглянул на оператора.- Что это значит?

-Процесс переноса сознания полностью понимает только альфа-оператор. Я лишь знаю, что неправильно перенесённое сознание может пробыть здесь от восьми до сорока двух обновлений, после чего необратимо разрушается.

-И как часто вы набираете новых… работников?

-Общая статистика мне недоступна. Но! Вы идеальный кандидат. Альтернативы у вас не было, или вы предпочли бы медленно умереть от голода и радиации?

-Идеальный? В чём? Я даже не имел дела с серьёзными эвм.
-Основатели так решили, это была одна из первых директив по… набору персонала. Есть пункты, вы подходите по всем, кроме того, о котором вы упомянули. Но это дело пары десятков циклов, качественное обучение я гарантирую. К тому же, вы уже работаете с интерфейсом, интуитивно. Это огромный плюс.

-Да?- Егор окинул взглядом тут же замелькавшие перед ним схемы.

-Сейчас ими управляю не я.- Оператор демонстративно спрятал руки за спину.

– А вернуться назад никак…
-Возможно, в какой-то мере. Но, это вам не понравится те корпуса, что предоставляются агентам нашего уровня, даже не гуманоидные. Ещё нет технологий, полностью моделирующих человеческое тело.

-Ещё нет?
-Альфа-операторы работают над этим. Но управление даже простейшим внешним модулем – курс длиной в десять обнулений, как минимум. И на это нужно разрешение начальства.

-А как здесь с едой, водой?- Болтов потёр подбородок, – Они всё ещё будут нужны?

-Нет. И никак. Забудьте о них.От жизни остаётся только усталость, но это просто психологический барьер. Начнём обучение?

Бросив взгляд на схему, Егор отыскал верхний этаж сорок пятого блока. Жители “нет”. Следом замелькали схемы прилегающих к нему необитаемых этажей. Над одной из них, графа мигнула и выдала трёхзначное число.

Оператор положил руку на плечо Болтова, неотрывно смотрящего на зависшую перед ним схему.

-Начнём обучение. Это поможет. Уж поверьте, я знаю.

-Начнём скорее!- Егор встал, и отряхнулся.- Есть много дел.
Цифры, мерцающие  в графе “Жители”, отбрасывали легкий отсвет на его лицо. Он слегка улыбнулся. Кси-семь-тридцать понимающе кивнул, и развернул веер экранов, окруживший его и Болтова светящейся стеной.

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments